История ВИА "Волгари"

(Н.Н. Каргальский. По книге "Легенда по имени "Волгари", изданной к 40-летию коллектива. Спец-выпуск еженедельника "Новая газета", 2007г., ред. А. Бурмистрова.)

В 60-х годах, когда появился ансамбль «Beatles», мимо их музыки я пройти никак не мог. Мы переписывали их записи друг у друга на магнитофоны и пытались по слуху списать английский текст. Кстати, именно песни «Beatles» дали мне стимул заниматься более углубленно английским языком, так как разобрать слова с плохих записей было очень сложно.

В школе я, конечно пел в хоре, сольно и немного играл на гитаре. Это тогда было модно - сидеть на по вечерам на скамейке и петь песни. Люди моего поколения наверняка это помнят.

В 1967 году я, закончив среднюю школу № 3, поступил в Политехнический институт на вечернее отделение и пошел работать на химкомбинат, так как хотелось быть самостоятельным и зарабатывать деньги. И вот именно там произошел случай, который свел меня с музыкой на всю жизнь.

Дело в том, что начинал я работать в перемоточном цехе КХВ, где постоянно работали десятки ткацко-перемоточных машин. Все вместе они издавали шум, подобный летящему самолету. Поэтому можно было смело петь во весь голос, не стесняясь никого. И вот однажды, во время этого занятия ко мне подошел Анатолий Пинчук,работавший в этом же цеху мастером и спросил: «Ты что, поёшь?» Оказалось, что он играет гитаристом в группе «Ритм» и они ищут солиста, поющего на английском языке. В то время я слышал об этом ансамбле, но вживую не видел. Пинчук предложил мне придти на прослушивание, приготовив несколько песен. Навсегда запомню этот день в октябре 1967 года, когда перешагнул порог репетиционной комнаты, которая располагалась в клубе им.Урицкого по Коммунистической улице рядом с театром оперетты. В ансамбле тогда играли музыканты:

  • Кочнев Анатолий – клавиши,
  • Камышников Юрий – бас гитара и главный звукотехник,
  • Пинчук Анатолий – соло-гитара,
  • Кириенко Валерий – ритм-гитара,
  • Шестериков Евгений – ударные инструменты.

Анатолий представил меня ребятам как парня, который поет на английском и они приготовились меня слушать. Петь мне пришлось без музыкального сопровождения, волнение было сильным. Внимательно прослушав меня и проверив мой диапазон на фортепиано, руководитель сказал, что я подхожу им и к следующей репетиции он подготовит мне песни. И процесс начался…

Надо сказать, что в то время ансамбли возникали при каждом клубе и предприятии. Но все они были аккомпанирующими, т.е. музыканты только играли, а пели солисты. Мы начинали тоже так. Через два месяца напряженных репетиций репертуар был готов и мы начали играть на танцевальных вечерах в клубе Урицкого. Зал на 500 мест был постоянно переполнен. Билетов не хватало и я слышал, что их даже перепродавали. Наша программа строилась так: две инструментальные композиции и одна песня по очереди сменяли друг друга. Обычно мы играли 3 отделения по 10-12 произведений. И через каждые 3 быстрых вещи исполнялась одна медленная, так называемый «медляк», во время которой молодые люди приглашали на танец понравившуюся им девушку.

Аппаратура ,конечно, была слабая и постоянно ломалась. На всю жизнь запомню знаменитый усилитель ТУ-100. Мы на него, можно сказать, молились. Если он, не дай бог, ломался, то вечер можно было отменять. Тут самое время сказать, что нам очень повезло в том, что бас-гитарист Камышников Юрий учился в Саратове в радиотехническом техникуме и очень хорошо разбирался в аппаратуре. Все усилители, на которых мы играли в ансамбле-это его рук дело. То, что он делал для звука, в магазинах не продавалось.

Таким составом мы отыграли в клубе Урицкого два сезона. Концерты, выборы, свадьбы, школьные вечера – мы ни от чего не отказывались. Соответственно, рос уровень исполнения и увеличивался наш репертуар. Когда я только пришел в коллектив, репертуар состоял из 15-20 вещей, в основном инструментальных. При мне мы стали вводить в репертуар песни на английском языке. В основном это были песни группы «Beatles», но исполняли мы песни и других исполнителей: «Animals», «Kings», «RollingStones», Адамо и других. В то время пение на английском языке особо не приветствовалось, но на танцах нас обычно не проверяли, а на официальных концертах мы их и не исполняли.

В 1968 году ударник Шестериков уходит служить в армию и его заменяет Бубнов Владимир. Соло-гитариста Анатолия Пинчука сменяет на короткое время очень талантливый Костриц Владимир, но он,отыграв один сезон, переезжает в другой город.

Потом у нас появился Усанов Михаил, который только что пришел из армии и имел настоящую чешскую гитару. В то время мы играли на гитарах, сделанных своими руками, так как советских гитар просто не существовало, а купить импортную у нас не было возможностей. В конце года уходит Кириенко Валерий. Я делаю своими руками гитару и начинаю не только петь в ансамбле, но еще и играть.

Летом 1969 года коллектив покидает руководитель Кочнев Анатолий и мы остаемся вчетвером. Нас приглашают в старый клуб «Строитель», который находился в районе переезда. Его в то время еще называли «курятник». Он был старый и деревянный, с небольшим залом, в котором во время танцев пыль стояла столбом, но нам было там хорошо. Заведующим там был отец нашего знакомого и поэтому мы репетировали когда хотели и сколько хотели. Именно там мы стали петь на голоса, чего в городе еще никто не делал. Именно там мы пошили себе костюмы и уже везде выступали в них. Именно там мы стали писать свои песни и исполнять их.

Надо сказать, что в то время программа репертуара обязательно утверждалась в отделе культуры и присутствие в ней песен на английском языке не разрешалось.

Поэтому мы писали свой текст на русском языке, композитора указывали обычно Антонова или Добрынина и спокойно пели песни Леннона и МакКартни.

Именно в этом клубе мы придумали одну фишку с выступлением. А заключалась она вот в чем. Публика в зале ждет начала. Занавес закрыт.Раздаются звуки ансамбля,люди начинают танцевать. Потом медленно открывается занавес и выясняется, что на сцене никого нет. Все танцующие останавливаются, но тут мы выбегаем на сцену и врубаем по полной! Зал визжит!

Кстати о визгах. Сколько лет мы играли на танцах, столько и визжали на танцах – в основном, конечно, девушки. И столько же лет все это запрещалось. Нам впрямую ставили условие – при первом визге прекращать игру. В противном случае танцы прекращались и никто не возвращал деньги назад. Хотя я до сих пор не вижу в этом ничего крамольного. Просто люди так выражали свое удовольствие от музыки.

В 1970 году в коллективе появился Михаил Зайцев. В то время мы играли вчетвером, т.е. в три гитары и ударник. Клавишника у нас не было и это несколько обедняло звучание ансамбля. Но брать абы кого мы не хотели. И вот как-то во время репетиции к нам в клуб приходит парень. А мы в это время как раз долго бились с каким-то сложным вокалом.

Он за несколько минут грамотно разложил этот вокал по партиям и мы поняли – это то, чего нам на тот момент как раз не хватало. Все мы были самоучками, а Михаил закончил музыкальную школу и это было большим плюсом. Тем более что он сам хорошо пел и его голос очень хорошо добавился в наш вокал.

 В 1971 году мы начинаем играть в клубе завода запальных свечей, но через две недели танцы закрывают по причине драк. Тут нужно небольшое отступление. В то время молодежь со всего города обычно стремилась попасть на вечера танцев в тот клуб, где играл наш ансамбль, тогда еще называющийся «Ритм». А так как в каждом районе города были свои группировки молодежи, то они неизбежно сталкивались на танцах. Кто-то не так посмотрел, кто-то пригласил на танец чью-то девушку, и начинались неизбежные разборки, как правило, заканчивающиеся дракой. Милиции проще было закрыть танцы, чем следить за порядком. Сколько лет мы играли, столько и сталкивались с этой проблемой. В основном, поэтому и приходилось переходить из клуба в клуб.

В том же 1971 году нам предлагают поехать на всесоюзный конкурс «Алло, мы ищем таланты» с условием, что мы поменяем название ансамбля. Я предложил название «Волгари», всех оно устроило и вот с тех пор это название нашего коллектива. Позже я написал «Песню о Волге» и она так и прижилась как наша визитная карточка.

На конкурс мы так и не поехали, а по какой причине уже и не помню. Во всяком случае мы особо никуда и не рвались. Мы все работали, кто то учился, нам нравилось играть на танцах – нас все устраивало в нашем городе! Между прочим, кажется в 1972 году к нам подходил директор гастролирующего в нашем городе ансамбля «Поющие сердца» и предлагал перейти к ним в коллектив. Но так как они хотели взять только половину нашего ансамбля, то вопрос даже и не обсуждался.

В 1972 году нас приглашают играть в городской парк. Зимой мы играли в небольшом помещении, гордо и красиво называющимся «Снежинка», которое существует и сейчас. Но о нем еще речь зайдет. А летом мы играли на летней танцплощадке, так называемой «ракушке». Так как летом танцы больше нигде в городе не проводились, то можно представить, что творилось по средам, субботам и воскресеньям на этой танцплощадке. Мы даже начали играть и по пятницам, но вскоре отказались от этой идеи – четыре игры в неделю давались нелегко, хотя администрации парка это было выгодно.

Летом 1972 года был сдан в эксплуатацию Дворец культуры «Дружба», чего мы очень долго ждали. Дело в том, что большая часть нашего ансамбля работала на комбинате химических волокон, к которому относился только что открытый ДК. Это был очень современный для того времени очаг культуры. Огромный концертный зал, множество репетиционных помещений и, конечно же, очень большой танцевальный зал. После небольших залов в клубах, в которых мы обычно выступали, это производило впечатление! И осенью 1972 года мы уже готовили новую программу в ДК «Дружба». В этом дворце был наш самый длинный и лучший период в развитии нашего коллектива.

Это был как бы наш второй дом. Концерты, танцы, вечера отдыха, мы даже в агитбригады ездили. Каждый год мы полностью меняли наш репертуар, не оставляя ни одной старой песни в программе. Обычно мы репетировали все лето, когда наступал перерыв и танцы в залах не проводились. Конечно, можно бы было выступать и на старом багаже, но нам нравилось удивлять слушателя! Все новинки советской и зарубежной музыки, которые появлялись в то время, мы обязательно прослушивали и отбирали в репертуар самое лучшее. На зарубежные песни писали свои тексты, хотя пели и на английском. Осенью, когда начинался танцевальный сезон, вся молодежь города съезжалась в ДК «Дружба» и каждый год мы встречали их совершенно новым репертуаром. Я думаю, людям это нравилось и аншлаги у нас были постоянно. В зале, рассчитанным на 700 человек продавалось больше 1000 билетов. И к началу вечера их в кассах обычно уже не было.

Причем играли мы при полностью включенном ярком свете. Даже пригасить его немного и включить какие-нибудь цветные прожектора для более красивой обстановки нам категорически не разрешали, говоря, что могут возникнуть драки. Как будто драки только из-за этого и случались! Молодежи сейчас это, наверно, трудно и представить – более тысячи людей в зале, звучит музыка и все танцуют при ярком свете, как в цеху, где идет производственный процесс! Но так это все и было. Тем не менее, это было очень счастливое время в нашей жизни! Мы любили музыку, играли для зрителей и они платили нам своим признанием.

Осенью 1973 года я закончил учебу в институте и меня призвали в армию на один год.

На время моей службы мы приняли в коллектив еще одного музыканта. Это был Романов Анатолий. Он имел музыкальное образование, писал свои очень неплохие песни и хорошо пел. Надо сказать, что при приеме музыкантов в коллектив мы всегда обращали внимание не столько на профессиональные качества, сколько на человеческие. Ведь в таком тесном коллективе они играют главную роль. И если человек может кого-то подвести, не прийти на концерт, то коллектив его отторгнет. Были и у нас случайные люди, не буду называть их фамилий, но они были недолго. А в основном в ансамбле играли настоящие музыканты и хорошие друзья. Наверное, поэтому, мы и существуем уже 40 лет.

Из армии я вернулся в осенью 1974 года. Служил я на Дальнем Востоке, познакомился в полку со многими музыкантами, которые служили в музвзводе и были призваны со всей страны. Много песен, которые они исполняли, я привез с собой и мы вставили их в репертуар. К этому времени несколько человек из коллектива решили закончить с музыкой. Кто-то закончил институт, как Миша Зайцев, и ему надо было ехать по распределению. Кто-то, как Михаил Усанов, решил дальше работать только художником, так как они все-таки зарабатывали больше, чем музыканты.

Ну, а мы продолжали играть дальше. Бас-гитаристом в то время у нас играл Олег Худзик.

На соло-гитару мы взяли Князева Сергея и на ударные инструменты Кузина Сергея.

В таком составе мы играли в 1975-76 г.г. В конце 1976 года коллектив покидают Романов, Князев и Кузьмин. На клавиши возвращается Кочнев Анатолий, стоящий у истоков создания ансамбля. С ним пришли солист Приходкин Евгений и гитарист Белаш Александр. Оба с отличными голосами, так что в ансамбль они вписались без проблем.

На ударных играл Аникин Леонид. Сейчас он профессор социологии в СГУ.

Летом 1977 года нам предложили поиграть на летней танцплощадке городского стадиона. Но там сразу начались разборки среди молодежи, поэтому играли мы там недолго. В 1978 году Олега Худзика на бас-гитаре сменил Алексей Алексеев.

В 1978 году мы некоторое время играли на летней площадке Дома Офицеров или по другому говоря, в «летке».

В 1979 году Кочнева, Алексеева и Аникина в коллективе меняют клавишник Боченин Александр, бас гитарист Фролов Александр и ударник Ведяшев Александр. Как мы их называли – «три Шурика». Ребята молодые, талантливые, любящие музыку, поющие на английском языке. Вообще, мы всегда старались брать поющих музыкантов, поэтому вокал у нас был, как говорят, «на уровне». В том же году в коллектив влился Сергей Засульский – гитарист и вокалист. Сейчас он живет в Бельгии.

Летом 1980 года мы играем в Горпарке на летней танцплощадке, а осенью переходим в ДК «Строитель». В эти годы появилась диско-музыка, начинают возникать дискотеки и молодежь стала стремиться туда. Директорам клубов стало проще проводить вечера под магнитофон, чем связываться с живым коллективом. Музыкантам надо платить, иметь более-менее приличную аппаратуру, а тут сидят пару человек, нажимают кнопки и меньше проблем. А доход тот же. Их, конечно, можно понять – хозрасчет никто не отменял.

В «Строителе» мы играли до 1984 года. Так и играли – два дня в неделю, в субботу и в воскресенье – «Волгари», в среду и пятницу – дискотека. В 1980 году мы работали несколько концертом вместе с Александром Градским. В то время он был очень популярен после выхода кинофильма «Романс о влюбленных», где он спел несколько песен. Концерты проходили в большом зале ДК «Строитель». Первое отделение играли мы, а во втором выходил Градский. За субботу и воскресенье мы дали, кажется, пять концертов. После выступлений мы тесно пообщались с ним и сфотографировались на память. Несмотря на свою звездность, он оказался простым в общении человеком. А уж про голос и говорить не стоит. Такой диапазон мало у кого встретишь. Недаром он и сейчас преподает вокал в Московской консерватории.

В 1984 году в городе создалась обрядовая служба по проведению свадеб, банкетов и других увеселительных мероприятий и нам предложили поработать там. В то время в коллектив пришли новые музыканты: Субботин Виталий – гитара, Баленов Валерий – бас гитара, вокал, Варфоломеев Андрей – клавиши и Рахманов Олег – ударные. К сожалению, троих из них уже нет с нами. Светлая им память…

И вот мы стали играть в обрядовой службе. Но это уже было все не то. Мы привыкли играть для молодежи, петь те песни, которые нам нравятся, а приходилось играть то, что требовалось гуляющим людям. Я не хочу сказать, что это плохо – играть в ресторане, кафе. Просто мне это было не по душе, я был воспитан на совершенно другой музыке – на «Beatles», «RollingStones», Юрии Антонове. И никто меня не убедит, что сейчас есть что-то лучше. Конечно, это мое мнение и я его никому не навязываю. Тем не менее, песни тех лет опять звучат везде. А в то время радость от игры стала как-то незаметно уходить и в 1987 году ансамбль «Волгари» перестал существовать.

Я думал – навсегда, а оказалось-нет…

Прошло десять лет, которые вместили в себя очень много событий. Началась и закончилась перестройка, жизнь в стране менялась на глазах. Все были заняты своей работой, делами. Музыка как бы отошла на второй план. Хотя, встречаясь время от времени с друзьями, мы всегда вспоминали то время. Периодически возникали разговоры, что неплохо бы собраться как-нибудь, может быть даже где-то сыграть. Но дальше разговоров дело обычно не шло. Так, поговорили и разошлись. У всех были свои дела, проблемы. Тем более я не представлял, как через столько лет мы, не имея за эти годы никакой практики, смогли бы выступить так же качественно, как раньше. А хуже – не имело никакого смысла. Поэтому я всем отвечал, что это невозможно. Но, как говорится, никогда не говори «никогда».

И вот, осенью 1997 года Евгений Большеянов, работавший тогда в Городском парке сумел убедить меня в реальности этой идеи. Неделю я думал и сомневался, но все-таки решил рискнуть. Разговор шел об одном выступлении, тем более это все привязывалось к юбилейной дате – 30 лет со дня образования ансамбля «Волгари». Первым делом надо было найти музыкантов. С кем-то мы время от времени виделись, с кем-то уже давно нет.

Кто-то уехал совсем из города, чьи-то телефоны были утеряны. Но процесс был запущен…

Примерно за неделю я нашел Боченина Александра – клавиши, Баленова Валерия – бас гитариста, Рахманова Олега – ударные, Субботина Виталия – соло гитара. Дольше всех пришлось искать нашего солиста Евгения Приходкина. Искал я его через паспортный стол и все-таки нашел. Мы встретились через столько лет, но любовь к музыке не угасла ни у кого. С помещением для репетиций помог Ведяшев Александр – наш бывший ударник.

В то время он работал директором дискоклуба «Аэроплан», который располагался в ДК «Дружба» и выделил нам комнату. С инструментами было сложнее. Почти ни у кого ничего не осталось. У меня самого осталась только 12-струнная гитара, которую я покупал у Юрия Лозы, когда он работал в ансамбле «Интеграл». Тем не менее, с миру по нитке, но репетиции мы начали. Оказалось, никто ничего не забыл, голоса остались на месте и нам оставалось только заниматься. Тем более весь репертуар за прошлые годы я сохранил.

За несколько месяцев мы подготовили программу и наметили выступление на 1 мая 1998 года в Горпарке в танцклубе «Пикник» ( бывшая «Снежинка»). Директором Горпарка на тот момент был Валерий Иванович Зимин. Надо сказать, что он здорово нам помог с нашим концертом. Без его помощи, может быть ничего и не состоялось бы.

И вот наступил этот день. Вечер проходил под названием «30 лет живому звуку». Вместе с нами играла группа «Лель», которая была создана в 1973 году. А так как Виталий Субботин когда-то играл в ней, то он в этот вечер выходил на сцену с обоими коллективами. Концерт вел Александр Попов. Зал был забит полностью, причем кругом были знакомые лица! Пусть кто-то стал полнее, кто-то поседел, но это были они – наши слушатели! При первых звуках народ ринулся к сцене, на танцпол и в сердце что-то дрогнуло. Видимо, если музыка живет в душе, то это на всю жизнь. Это было незабываемое впечатление! Мы как будто вернулись в свою молодость. Люди танцевали, пели вместе с нами всем известные песни и было видно, что они веселятся от души.

Уже во время выступления стали поступать предложения не ограничиваться одним этим концертом. Да мы и сами в тот момент поняли, что именно этого нам не хватало все последние годы, именно этого драйва! Как бы то ни было, но 6 ноября 1998 года мы начали выступать на вечерах в Горпарке, в танцклубе «Пикник». Зал там был небольшой, но очень уютный, как бы домашний. И в этом огромная заслуга Евгения Гаврюшина, который стал на тот момент директором Горпарка. Сам бывший музыкант, к тому же отличный человек и очень хороший хозяйственник, он очень нам помог в становлении нашего нового коллектива.

С того самого концерта коллектив начал свою вторую жизнь. Уже весной 1999 года мы дали большой концерт на городской площади ко дню Победы. Выступления на городских мероприятиях, вечерах, к юбилейным датам – нас стали все чаще и чаще приглашать.

Видимо, все-таки «фанерное» исполнение стало всем надоедать. А мы работаем только вживую, по-другому мы не умеем и не хотим. Один раз нас обязали выступить под фонограмму, так как концерт был сборный и настроить аппаратуру под себя нам никто бы дал. Так я вам скажу, что это очень противное ощущение: открывать рот, пусть даже под свою же фонограмму. И с тех пор мы от таких выступлений просто отказываемся.

Я считаю, что зритель, приходя на выступление и заплатив за это деньги, должен получать натуральный продукт, т.е. живое исполнение, а не эрзац.

В конце 1999 года мы записали свой первый компакт-диск, в который мы включили песни, которые мы исполняли в 60-х годах и назвали его «Добры молодцы».

В 2000 году по инициативе городского отдела культуры нам было присвоено звание «народного коллектива» и с тех пор мы являемся его штатной единицей.

Могу еще раз сказать только хорошие слова в адрес Зимина Валерия Ивановича, который на тот момент был начальником отдела культуры. За все эти годы мы видели от него только помощь и поддержку во всех вопросах, с которыми мы к нему обращались.

В 2001 году широко отмечалось 40-летие первого полета человека в космос, а так как Юрий Гагарин приземлился на нашей земле, то это мероприятие и отмечалось у нас на месте его приземления. Надолго запомню наше выступление там: на сцене стоят наши и международные космонавты, а мы стоим перед ними и поем «Траву у дома». Потом это показывали в новостях по всему миру. Пусть кусочек, но все равно приятно.

А потом в клубе троллейбусного завода был банкет для всех гостей этого события и мы весь вечер выступали перед ними, а потом сфотографировались на память с нашими космонавтами.

В 2002 году мы уже отмечали 35-летие нашего коллектива. Был подготовлен большой юбилейный концерт, который проходил в родном ДК «Дружба». Мы постарались собрать всех музыкантов, которые когда то играли в коллективе. Удалось собрать 15 человек, которые до сих пор живут в нашем городе. Подготовили сценарий и провели с юмором этот концерт наши друзья – Татьяна Астафьева и Максим Макуров – всем известные в нашем городе люди. Причем они придумали такой сценарий, который мы сами до конца не знали. Например, то, что нам придется на сцене раздеваться по пояс.

Несмотря на то, что концерт шел 3 часа, он прошел на одном дыхании. В какой-то момент не выдержала силовая подстанция и в зале отключился свет. Но, несмотря на это, все 40 минут, пока дежурная бригада исправляла поломку, а ведущие при свечах продолжали вести концерт и спасали положение, ни один человек из зала не ушел! Мне даже потом говорили, как мы здорово придумали и выключили свет, как раньше выключали его на танцах. Было много выступающих, которые говорили нам очень теплые слова и дарили подарки. Администрация города подарила нам микшерный пульт, на котором мы до сих пор работаем, депутаты – радиомикрофон, через который мы до сих пор поем, президент группы компаний «Эльдорадо» Камаев Александр Геннадьевич – профессиональную гитару, на который мы до сих пор играем.

К слову, об Александре Геннадьевиче Камаеве хочу сказать особо. Я его смело могу назвать другом нашего коллектива. С каким бы вопросом мы к нему ни обращались, он всегда шел нам навстречу. И в том, что мы до сих пор играем, есть и его заслуга. Дай бог ему здоровья и успехов во всех его делах.

В 2003 году мы весь сезон отработали в клубе троллейбусного завода. В 2004-2005 годах в рок-клубе «Джем», который располагался в кинотеатре «Родина». Там было очень хорошее звучание и уютный зал, который к сожалению уже не существует.

В 2005-2006 году зимний сезон мы играли в клубе «Росинка», который, как мне кажется, более предназначен для молодежи, у которых своя субкультура. Видимо, у каждого поколения своя музыка и свои песни.

Уже несколько лет мы базируемся в ДК «Дружба». У нас очень хорошая репетиционная база, хорошая аппаратура, которая все эти годы только улучшалась. Тем более, что за это все отвечает самый значительный и важный участник нашего коллектива – это наш оператор Юра Лебеденко. Сам бывший музыкант, он слышит звук, как никто другой. Его роль в звучании ансамбля трудно переоценить.

Если в 1998 году мы играли не более 10-12 концертов за год, то сейчас количество наших выступлений увеличилось в несколько раз. Растет спрос на живую музыку. Люди все больше хотят слушать качественное исполнение, а не фонограмму. И это радует.

В 2012 году исполняется 45 лет творческой деятельности ансамбля. За эти годы состав музыкантов периодически обновлялся и каждый вносил свою часть творчества в тот бренд,которым сейчас является ВИА "Волгари".

 

Состав коллектива на данный момент:


Николай Каргальский - художественный руководитель, гитара, вокал.
Игорь Петров - гитара, вокал.
Игорь Елизаров - ударные.
Камиль Барсаев - клавиши.
Сергей Суворов - бас-гитара.
Сергей Филимонов - вокал.
Юрий Лебеденко - звукооператор.